понедельник, 8 ноября 2010 г.

Так вот ты какой, дауншифтер

Впервые слово «дауншифтер» я услышал пару лет назад от одного своего знакомого. Знакомый этот принадлежал к распространенному типу суетливых людей, которые шумно и одновременно занимаются несколькими десятками проектов, большинство из которых, как правило, заканчиваются неудачно (естественно, не по их вине:)))). Вечно он сидел в долгах, вечно фонтанировал каким-то идеями, а потом вдруг куда-то исчез, к общему удовольствию почти всех, кто хоть раз имел с ним хоть какое-то дело. У меня с ним тоже были общие интересы, которые я, к счастью, вовремя свернул, уяснив полную профессиональную некомпетентность партнера:))).

И вот совершено случайно и без особой радости мы обнаружили друг друга в соседних креслах в зале ожидания московского аэропорта. Поздоровались, и даже задали друг другу обязательные в таких случаях и не предполагающие развернутого ответа вопросы из серии: «нутыкакваще?» И тут-то мой знакомый не без гордости сообщил мне, что он теперь – дауншифтер.

- Хорошо, что не ризеншнауцер, - пошутил я, - ты что - фамилию сменил или половую ориентацию?
- Я сменил стиль жизни, - загадочно ответил мой знакомый, и поведал мне свою историю, которая вкратце сводилась к следующему:

После того, как его очередной проект закончился неудачей, и кредиторы пригрозили ему отрыванием всех частей тела, он на последние деньги взял билет на самолет и улетел на Гоа (для тех, кто не знает, это в Индии). И там, в окружении неземной природы, он вдруг осознал, что вся его прежняя жизнь была сплошной ошибкой, что жил он неправильно, участвуя в бессмысленной гонке за материальными благами. И у него произошла переоценка ценностей, и теперь он живет простой (и фантастически дешевой) жизнью на этом самом Гоа. Другими словами, он совершил дауншифтинг (downshifting), то есть ушел на пониженные позиции.

На мою просьбу поподробнее описать эти позиции, он отвечал уклончиво, я только понял, что в перерыве между курением травы он подрабатывает в каком-то пляжном баре: то ли песни под гитару поет, то ли со столов убирает, а скорее всего и то и другое.

- Слушай, - припомнил я, - а у тебя вроде как жена была, и дети какие-то, они с тобой на Гоа живут?
- Нет, - отмахнулся знакомый, - жена с детьми здесь, в России, я вот как раз их навестить приезжал.
- И деньгами, наверное, помочь? – язвительно уточнил я, хотя ответ был очевиден.
- Да ты чё, - засмеялся приятель, - жена раз в десять больше меня зарабатывает, еще и мне деньги дает.
- Эва как, - подивился я, - ты, значит, там дауншифтишь помаленечку, а она здесь продолжает участвовать в бессмысленной гонке за материальными благами?
- Ну, каждый делает свой выбор в жизни, - философски пожал плечами знакомый.
- Ну да, ну да, - поддержал я, - ей ведь детей приходится поднимать, какой уж там дауншифтинг. А как же ты без жены-то?
- Да там, на Гоа, баб полно, - зажегся мой знакомый, - ты думаешь, я один такой дауншифтер? Это ведь широко распространенное явление – уход на пониженные позиции. Так многие сейчас поступают.
- Ну, это, наверное, те, у кого раньше позиции были повышенные, - ехидно уточнил я.
- В смысле? – насторожился мой знакомый.
- Ну, в смысле, что уйти на пониженную позицию может тот, кто раньше находился на повышенной, - пояснил я свою мысль. - А если у человека позиция была под плинтусом, то куда еще ниже-то?

После долгой паузы он обиженно отреагировал: - ты мне просто завидуешь, вы все мне завидуете.

- А то, - давясь от смеха, подтвердил я, - ну сам посуди: вот ты сейчас на Гоа летишь - травку курить, а я в Новосибирск - семинар проводить. Мне жену с двумя детьми приходится обеспечивать, а тебя самого жена подкармливает. И работа у тебя творческая, не в пример моей. Конечно, завидую.

В этот момент металлический голос из-под свода аэропорта пригласил нас к разным выходам на посадку. Мы попрощались с обоюдной искренней надеждой никогда больше не встречатьсяJ)). Мой самолет поднялся в воздух, я устроился поудобнее в кресле, и под коньячок, принесенный заботливой стюардессой, немного поразмышлял о загадочных защитных механизмах человеческой психики, и о чудодейственной силе слов, с помощью которых хронический неудачник и злостный алиментщик волшебным образом превращается в романтического дауншифтера.

В следующий раз о дауншифтинге я услышал от знакомого генерального директора одной компании, который попросил меня подыскать ему нового директора по развитию.
- А что с Игорем Петровичем? - удивленно поинтересовался я, вспоминая энергичного, очень толкового, и приятного в общении, сорокапятилетнего мужчину.
- Уволился Игорь Петрович, - вздохнул генеральный и поведал следующую историю: оказывается, директор по развитию в прошлом месяце подал заявление по собственному желанию, а в частной беседе с генеральным честно рассказал, почему не будет продолжать свою уже успешно состоявшуюся и еще многовпередиобещающую карьеру.

Все, что ему нужно для жизни (три квартиры, две машины, акции нефтегазодобывающих российских и зарубежных компаний, и проч.) он уже имеет. Профессиональная деятельность за долгие годы превратилась в рутину и перестала приносить ежедневного удовольствия. Смысла продолжать эту деятельность он больше не видит, и в связи с этим хочет уволиться и просто пожить в свое удовольствие, с семьей и детьми.

А самое главное, он собирается уделять больше времени своему хобби – оказывается он заядлый виндсерфер, и хочет объездить со своим серфом все побережья мира, которые славятся своими замечательными волнами. И на такую жизнь ему вполне хватит дохода от ежемесячной сдачи в аренду двух своих квартир, а кроме того, он немного поигрывает на форексе, что приносит ему дополнительный заработок.

- Странно мне все это было слушать, - с некоторым раздражением продолжал генеральный, - что это значит – пожить в свое удовольствие? Я вон вкалываю всю жизнь, как папа Карло, и ничего, не жалуюсь. Я ему так и сказал: вы, Игорь Петрович, дождитесь заслуженной пенсии и тогда уже живите в свое удовольствие. А на серфе своем можете и в отпуске покататься – две недели в году у вас оплаченные.

- Да он, может, по-другому хочет, - попытался я заступиться за Игоря Петровича, - может, он хочет две недели в году работать, а остальное время на серфе кататься.

- А остальное-то время кто будет работать? – возмутился генеральный. - Вот ему хорошо сейчас, Игорю-то Петровичу, плывет себе по волнам и горя не знает, а мне где прикажете нового директора по развитию брать? А ведь какой специалист был классный, и зарплата у него была высокая, и опционы, и коллектив его уважал, ну чего ему не хватало?

- Свободы, может, не хватало, - предположил я, - возможности самому распоряжаться своей жизнью. Вы же и сами с утра до ночи работаете, без праздников и выходных, и коллектив у вас такой же трудоголический.
- Свободы, - неодобрительно пробурчал генеральный, - да просто не хочет ваше поколение работать, не приучили мы вас. Да еще и красивые названия для своей лени придумываете. Вроде вы не бездельники, а эти, как их, мне Игорь Петрович говорил, да я позабыл, слово какое-то нерусское.
- Дауншифтеры? – уточнил я.
- Во-во, они самые, - тяжело вздохнул генеральный.

Жизнь еще несколько раз сводила меня с различными представителями дауншифтинга, и, понаблюдав за ними, я пришел к следующему выводу: дауншифтеры, как и опята, бывают настоящие и ложные. Настоящие дауншифтеры, это люди, которые достигли реального успеха в социуме, вышли на определенный уровень карьеры и доходов, и в какой-то момент поняли, что все их дальнейшие достижения не сделают их более счастливыми. Счастливый человек – это не тот, у кого много денег, престижный автомобиль и вилла на Гавайях, а тот, кто смог найти точку баланса – чтобы было достаточно денег и достаточно времени, чтобы радоваться жизни. И осознав эту простую истину, человек перестраивает свою жизнь таким образом, чтобы труд и отдых сочетались в комфортных пропорциях.

А есть еще «ложные» дауншифтеры – это люди, которые участвовали в борьбе за место в социуме, стремились достичь высоких позиций в карьере, высоких доходов, и материальных благ, однако, не выдержав конкуренции, потерпели поражение. Но признать это – болезненно для самолюбия, и поэтому они маскируют свое поражение под красивый уход, и подводят под него философское обоснование, типа, я САМ принял решение не участвовать в этих «крысиных бегах». И в этом случае, человек в глазах своих друзей и знакомых выглядит уже не жалким лузером, а наоборот, счастливым дауншифтером:)))).

Александр Синамати







четверг, 4 ноября 2010 г.

Летят перелетные птицы

Осенью, когда большая лужа у подъезда моего дома начинает по утрам покрываться тоненькой корочкой льда))), я расправляю крылья и с негромким курлыканьем улетаю в теплые страны. В этом году маршрут мой был таков: сначала я полетел в Турцию, куда на ежегодную конференцию собрались лидеры компании Vivasan. Погода в Турции была сказочной – воздух + 24, вода +20. Каждый раз (а это, наверное, уже раз в двадцатый), когда я оказываюсь на турецком берегу, перед глазами у меня всплывает одна и та же картинка: давно в детстве, мы с мамой отдыхали на какой-то черноморской здравнице, сидели на пляже, я бросал камешки в воду, а мама махнула рукой куда-то за горизонт и сказала, «А вот там, сынок, находится другая страна, она называется Турция».

Все оставшиеся дни нашего отдыха я прикидывал, смогу ли я доплыть до Турции на моем надувном матрасе (я уже в том невинном возрасте был космополитом, просто не подозревал об этом))।
Подогревала мою решительность песня, назойливо звучавшая из колонок, стоявших на крыше пляжного ларька, в котором продавался вкусно пахнувший, но неодобряемый мамой свиной шашлык и теплая газировка «Буратино»: «Не нужен мне берег турецкий, и Африка мне не нужна» заливался певец, отказываясь почему-то улетать вместе с перелетными птицами. Насчет Африки я с певцом был согласен, благодаря Чуковскому я был в курсе, что в «Африке большие, злые крокодилы», но вот почему не нужен берег турецкий, мне было непонятно, а мама тоже по этому поводу выражалась очень уклончиво, типа мы в Советском Союзе живем самой лучшей жизнью и необходимости лететь в Турцию нет никакой.

И вот, через сорок лет лежу я на турецком берегу Черного моря, смотрю в том направлении, где находится черноморское побережье бывшего Советского Союза, и радуюсь, что могу в любой момент прилететь в любую точку мира и самостоятельно принять решение, нужен ли мне турецкий или какой-либо иной берег, не ориентируясь при этом на чье-то мнение, пусть даже такое авторитетное, как Михаила Исаковского, автора замечательной песни про перелетных птиц.

Из Турции я, кстати, переборов детские страхи навеянные Чуковским, полетел в Африку))), в Хургаду, где меня ждали консультанты украинской компании «Амрита», которые победили в промоушене на поездку и участие в тренинге «Профессионал».

Не знаю, может мне и кажется, но на «входе» в Египет очереди из туристов всегда гораздо длиннее, чем в Турцию и движутся значительно медленнее. В Турции этот процесс как-то более автоматизирован – шлеп, шлеп, следующий. А египетские пограничники умудрились создать очередюгу человек в триста. То ли они более «тормознутые» чем турецкие, то ли пограничных стоек меньше, не знаю. Впрочем, частичное объяснение этой тормознутости я обнаружил – время от времени вдоль длиннющей очереди из желающих наконец попасть к морю ходит энергичный служащий с табличкой «ВИП обслуживание без очереди», и за дополнительную плату предлагает провести в Египет альтернативным путем:. Так как я ехал самостоятельно, без группы, и меня на выходе уже ждала машина, я решил воспользоваться этой услугой. Действительно, все произошло очень быстро, я официально оплатил ВИП обслуживание, получил квитанцию и меня повели за кордон без очереди. Единственное, что мне не понравилось – то, что энергичный служащий, пока мы шли к выходу, энергично принялся выпрашивать у меня чаевые за свой героический поступок, напирая на то, что у него тяжелое материальное положение, много сестер и братьев в семье и так далее. - Нет уж сказал я, - пусть тебе твои подельники долю отстегивают, а от меня ты хрен чего получишь (по английски это правда звучало повежливее))). Энергичный служащий стоически перенес весть о лишении его чаевых и пожелал мне хорошего отдыха.

Вообще всяким образом и при любом удобном случае намекать на бакшиш – это очень характерно для Египта। Так, человек, который меняет полотенца на пляже долго (правда, в шутку) объяснял мне, что полотенца меняются 1 раз в неделю, и что если я хочу чаще, то нужно разрешение на ресепшн. Перед поездкой в Египет я намениваю кучу однодолларовых бумажек и честно оставляю их за каждую лебедь, свитую из полотенец в моем номере и.

В Хургаде было пожарче, чем в Анталье (+30 градусов жары и высокая влажность), и я первым делом пошел проверить как работает кондишн в зале. Потому как опыт показывает, что хотя кондишн есть везде, но работают они по-разному. Пока зал пустой, охлаждает великолепно, а вот после нескольких часов работы начинаются проблемы.

Дни мы проводили по оптимальному формату – рекомендую всем, кто вывозит своих консультантов в жаркие страны, к морю с обучательно\отдыхательно\развлекательными целями: с утра до часу дня надо загорать и купаться на пляже, с часу до двух - обедать, а с двух до восьми – проводить интенсивное обучение. Ну а потом заслуженный ужин с пивом, вином и прочими удовольствиями. Тогда возникает ощущения гармоничного сочетания работы и отдыха.

И вот, 4-го ноября в праздник всеобщего примирения я, наконец, прилетел домой, и, вылезая из машины возле своего подъезда, по щиколотку провалился в родную лужу, за время моего отсутствия так до конца не покрывшуюся корочкой льда)))। Но я не огорчился, а, наоборот, на душе стало приятно и радостно, и я подумал: как все-таки хорошо, когда с турецкого берега и из далекой Африки можно вернуться на Родину)))।
Александр Синамати। Фотки ниже, кстати, разницы в природных условиях я никакой между Турцией и Египтом не обнаружил (на территории отелей) - те же пальмы, те же цветочки, та же травка).